Posted by: IT Team | February 14, 2011

ПЕПЕЛ ХОДЖАЛЫ СТУЧИТ В НАШИХ СЕРДЦАХ…

В первые дни после ходжалинской трагедии све­дения в Баку просачивались скудные и противоречивые: сначала объявили, что штурм города, предпринятый армянскими вооруженными формированиями, успешно отбит, при этом пострадало всего несколько человек. Потом поступило сообщение, что город все же пришлось сдать и что жертв среди мирного населения и защитников значительно больше. К этому времени в Агдам стали прибывать первые жертвы ходжалинской бойни: их вид был ужасен, рассказы о том, что пришлось пережить в ночь с 25-го «а 26-е февраля, — страшны.

Медленно, с мучительной неотвратимостью раскрывалась на­шему взору подлинная картина происшедшего. Потрясенные, в состоянии, близком к шоковому, не смея отвести глаз, всматрива­лись мы в фото и видеокадры, запечатлевшие последствия той страшной февральской ночи.

…Вот вертолет доставил из окрестностей Ходжалы тела по­гибших. Бородатые мужчины, не в силах скрыть слезы, бережно передают из рук в руки маленькую девочку в красном комбине­зоне, хотя теперь даже пушечные залпы не растревожат ее веч­ный сон. Вот молодая мать, а рядом с ней — грудной малютка, заколотый штыком. Заросший седой щетиной мужчина рыдает: «Тот, кто это сделал, — хуже фашиста». Через несколько дней на месте массового расстрела ходжалинцев близ селения Нахичеваник побывала группа российских и иностранных журналис­тов, и кадры, отснятые кинооператором Чингизом Мустафаевым (волею судьбы погибшим в этом же селе всего 4 месяца спустя!), облетели весь мир. «Злодеяние в Ходжалы ничем нельзя оправдать в глазах мировой общественности», — сказал побывавший на этом лобном месте журналист английской телекомпа­нии «Франт майн  ньюс»   Р.  Патрик.

…Кто сказал, что у войны неженское лицо? Еще какое жен­ское! Обезумевшее от страха, почерневшее от горя и перенесен­ных страданий. Совсем как у ходжалинки Малахат   Гусейновой, которая 26 февраля потеряла всю свою семью — четверых детей и мужа.

Несколько вечеров я провела в бакинских стационарах, разго­варивая с очевидцами ходжалинской трагедии, записывая на диктофон их леденящие душу воспоминания о той апокалипси­ческой ночи.

Вот свидетельство Сусан Джафаровой,   1968 года рождения.

«Я — медсестра.   Мы   с   врачом   несли   на носилках раненого. Вместе с группой  односельчан перешли железнодорожный  мост и реку Гар-гар. В ледяной воде я потеряла обувь. Долго прята­лись в заснеженном лесу, окруженном со всех сторон армянскими боевиками. У одной женщины был на руках 9-месячный ребенок. Он громко  плакал. Из-за него нас всех могли обнаружить. Мать в страхе зажимала ему рот. Когда они добрались до Агдама,. малютка почти не дышал… Мы  вышли на  поляну возле армян­ского села Нахичеваник. Там уже лежало много убитых. Послы­шалась армянская речь. Я упала на землю и притворилась уби­той. Они ходили рядом и добивали тех; кто стонал и шевелил­ся… Всю остальную дорогу я ползла, так как уже не могла ид­ти…» У нее обморожены обе ноги.

В соседней палате лежит Санубер Алекперова и ее 16-летняя дочь Севиндж. У них тоже начался некроз конечностей.

В клинической больнице «Скорой помощи» много раненых де­тей. Многие из них в ту февральскую ночь потеряли родителей.. Я хожу по палатам, кладу на постели игрушки своего шестилет­него сынишки и прячу глаза, не зная, чем утешить этих маль­чишек и девчонок, в одночасье ставших сиротами.

…В Агдам продолжают привозить тела погибших. О аллах, сколько же среди них женщин и детей!

В те дни и ночи мы еще были не в силах осознать разумом масштабы беды, которая вновь пришла на азербайджанскую землю. Мы понимали одно: 26 февраля 1992 года в Ходжалы произошла ВСЕЛЕНСКАЯ КАТАСТРОФА. А чудовищные акты насилия и надругательства над беззащитным населением неболь­шого азербайджанского городка — это преступление против всей человеческой цивилизации.

…И снова как после жуткой январской ночи 90-го года, когда алая кровь шахидов обагрила улицы распятой солдатским са­погом столицы, нам показалось, что пришел КОНЕЦ СВЕТА.. Жизнь потеряла всякий смысл, и каждый шаг, каждый вздох,, каждое произнесенное или услышанное слово доставляли неимо­верную боль. Особую боль и ярость вызывало сознание того, что мы — в который уже раз! — оказались обмануты: обмануты свои­ми руководителями, которые уверяли, что делают все для создания национальной армии и защиты территориальной целостности и суверенитета Азербайджана; обмануты лидерами «братских» республик бывшего Союза, которых, похоже, не особенно волнует весь ужас и беспредел, чинимый в Карабахе под лозунгом «на­ционально-освободительного движения народа Арцаха»; обмануты «достойным» преемником Д. Язова — маршалом Шапошни­ковым, продолжавшим пересказывать набившие оскомину ле­генды о том, что войска СНГ в межнациональных конфликтах не участвуют, хотя уже всему миру были представлены неопровер­жимые доказательства того, что главную роль в разгроме Ходжалы сыграли боевая техника и артиллерия 366-го мотострелко­вого полка, дислоцированного в Ханкенди (Степанакерте).

…И все же февраль 92-го года — это не январь 90-го. Плотное кольцо информационной блокады вокруг Азербайджана к этому времени было уже в значительной степени прорвано, и мир о многом узнал за эти два года. Мы обрели искренних друзей во всех уголках планеты, и эти друзья не оставили нас в беде од­них. С их помощью о трагедии в Ходжалы услышал весь мир, услышал и в едином порыве осудил это чудовищное злодеяние, занеся его навечно в список величайших военных преступлений XX столетия — наряду с Хатынью, Хиросимой, Сонгми…

И эта поддержка, это ощущение СОПРИЧАСТНОСТИ МИРА К НАШЕЙ БОЛИ помогли нам смирить отчаяние, найти выход из тупика безысходности, помогли собраться с силами, чтобы продолжать жить и бороться с «коричневой чумой» фашизма и звериного национализма, защищая свою землю, будущее своих детей и внуков.

Азербайджанский народ — миролюбив и гостеприимен. Он никогда не зарился на чужое и готов был поделиться с другими последней краюхой хлеба. Азербайджанский народ — терпелив и великодушен. Он часто прощал чужие слабости и забывал нанесенные ему обиды. И лишь одного — ПРЕДАТЕЛЬСТВА — он не прощал никому. Тем, кто вероломно нарушил законы добросо­седства, кто преступил заповеди божьи и человеческие, не меша­ло бы вспомнить о древней истине: «Кто с мечом пришел — тот от меча и погибнет!» Эту истину еще никому на свете опровер­гнуть не удалось.

Эльмира АХУНДОВА

Секретарь Правления Союза писателей Азербайджана

ХОДЖАЛЫ —92

Пепелища, Руины, Кровь.

Неизбывная наша скорбь,

Всенародный черный плач,

Ухмыляется платный палач.

Получая иудин куш

По числу убиенных душ.

Распростерты в траве тела,

Очаги сожжены до тла.

Мать, прошитая смертным свинцом

Над застывшим навек мальцом.

Из глазницы вытекший глаз,

По костям — бэтээров лязг,

Снятый с детской головки скальп,

И расстрелянный аксакал…

Горький прах родных святынь.

Это — Герника или  Хатынь?..

Честь поругана. Гибнет жизнь.

Демократия? Или фашизм?!

А экран голубой-голубой.

Выбирайте канал любой.

По ЦТ то рок, то бал

Иль всезнающий интеллектуал.

Не посмеет теле-тацит

Заикнуться про геноцид.

Шабаш шабадов, все — чередом,

Ходжалы — ведь не Белый дом…

Да, недаром гласит молва,

Что не верит слезам Москва…

СИЯВУШ  МАМЕДЗАДЕ «Бакинский рабочий»,19 марта 1992

***

КАК ТЕРПЕТЬ ЕЕ, ТАКУЮ

ЭТУ ТЯЖЕСТЬ НЕЛЮДСКУЮ?

ТАЙНО ГОРЕВАТЬ УСТАЛ,

ДАЙ, ОТКРЫТО ПОТОСКУЮ.

ТЕРПЕЛИВО СТОЙ, ГОРА,

СТОЙ В КРОВИ ГУСТОЙ, ГОРА!

С ЭТОЙ СТОРОНЫ — РУИНЫ,

ЧТО ТВОРИТСЯ С ТОЙ, ГОРА?

КАРАБАХСКИХ Я КОРНЕЙ,

МНОГО РАН В ГРУДИ МОЕЙ.

НЕ ЗАКРЫТЫ ЛИ ДОРОГИ —

ЧТО-ТО НЕТ НА НИХ ЛЮДЕЙ.

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Categories

%d bloggers like this: